История Наадыма


Слово Наадым монгольского происхождения и означает «празднество», «состязание», «игрища». Наадым обязательно включает в себя национальную борьбу хуреш, стрельбу из лука, конные скачки. Эти же виды спорта лежат в основе монгольского надома, и чаще для обозначения этих игр монголы пользуются термином «эрийнгурван Надом», что в переводе означает «три игрища мужчин».

Самый ранний период Наадыма, по мнению ученых, представлял собой родовое жертвоприношение в честь духа-хозяина местности и предков рода, которое устраивалось в середине лета, когда уже имелось определенное обилие молочных продуктов, сопровождавшееся праздничным гулянием, играми, состязаниями. Функциональная направленность Наадыматогда сводилась к демонстрации единения членов рода друг с другом, а также с охраняющими родовую территорию духами умерших предков и духами-хозяевами местности.

Не будет преувеличением сказать, что национальная борьба хуреш была и остается основойНаадыма. Тувинский героический эпос изобилует эпизодами, где два богатыря, встретившись на дороге, договариваются померяться силой, исполняют ритуальный «танец орла».

Из века в век, из поколения в поколение эта борьба обогащалась все новыми и новыми элементами, постоянно усложнялась, приобретая чрезвычайную популярность в народе. Одновременно совершенствовались и костюмы борцов. Если раньше они представляли собой короткие халаты с широкими штанами, то впоследствии это были уже облегающие спортивные трусы, затянутые ремнем, и короткая куртка с длинными рукавами, прикрывающая только спину борца, оставляя его грудь обнаженной.

Победителя в хуреше радостно приветствуют болельщики, он воспроизводит полет орла. Иногда секундант клал победителю в пригоршню кусочек сыра, который тот должен был отведать, а остатки бросить в разные стороны болельщикам. Смысл этого ритуала заключается в кормлении борцом духов гор, и он связан с самым ранним этапом в истории Наадыма, а именно – родовым жертвоприношением в честь духа-хозяина местности, предков рода. Обиталищем этих духов считались горы, следовательно, и местом проведения Наадыма были горы. На вершине горы, где находилось оваа – языческое святилище в честь родового духа, совершали обряд жертвоприношения и затем устраивали пиршество и спортивные состязания. Этот факт свидетельствует о том, насколько живучи анималистические представления в сознании народа.

Если во всех турах соревнования удавалось одержать победу, борцу присваивали титул Чаан (слон), вторым по значимости званием было Арзылан (лев), третьим – Начын (сокол). Также существовал в Туве титул Хартыга (ястреб). Кроме присвоения высоких званий и титулов, в Туве борцам-победителям вручали награды. Нередко в ее качестве борец получал коня – приз поистине бесценный для кочующего арата.

Не менее популярной частью Наадыма были конные скачки. Пожалуй, именно в них наиболее ярко выразился национальный колорит тувинцев, ибо без коня совершенно немыслима жизнь скотовода-кочевника. Если для того, чтобы стать борцом или стрелком из лука, требовались особые таланты, то наездником в то время был фактически каждый, и женщины не были исключением.

Перед соревнованиями, примерно за месяц до начала праздника, скакунов специально закаливали и тренировали по особым правилам, уже известным не одному поколению аратов-кочевников. Скакунов выпасали на пастбищах с особым травостоем, регулировали количество воды, устраивали предварительные заезды. Кроме того, важно научить лошадь не запариваться, не выделять слишком обильный пот на скаку. Поэтому их тренировали ежедневно в полдень, в самую сильную жару. Иногда укутывали в овчину и в таком виде гнали на гору. Через десять дней такой тренировки лошадь готова к скачкам. Она перестает потеть и сбрасывать лишний жир.

Во время тренировки коня наездник сам тоже занимался усиленной подготовкой: повышал мастерство, так как в этом виде спорта от него зависела не только победа, но и возможность избежать какой-либо травмы, если вдруг норовистая лошадь вздумает «выкинуть» что-нибудь непредсказуемое. Чаще всего наездниками являлись хозяева лошадей. Это намного облегчало их подготовку к скачкам.

Дистанции заезда были различны – от 15 до 40 километров. Та лошадь, которая оказалась первой в своем заезде и показала наилучшее время среди первых лошадей в других заездах, получала титул «Чугурук-Доруг» (скакун гнедой), а остальным победителям давали прозвища «Сыын-Кара (скакун-марал), «Чугурук-Сарала», «Эзир-Кара (черный орел) и т.д. Вниманием и призами отмечали также наездников. Для зрителей и судей победа, одержанная в скачках, была и победой их хозяина-наездника, поэтому успех им принадлежал в равной мере.

Третьим видом спорта была стрельба из лука. Причем, двух видов: стрельба из лука в ремень (баг адары) и стрельба из лука в мишень (кара адары). Вообще лук и стрелы издавна у кочевых народов и их армий относились к военным атрибутам, поэтому стрельба была своего рода военным искусством, требующим исключительных меткости и ловкости. Позже, когда появилось огнестрельное оружие, стрельба из лука перешла из категории военного искусства в вид спорта и сохранилась как одна из важных составных частей Наадыма. Сейчас эта составная часть, к сожалению, утрачена.

При стрельбе из лука в ремень расстояние между игровой площадкой (хараачыгай) и местом стрелка устанавливалось в 100–150 шагов. Плотно смотанные особым образом ремни клали близко друг от друга, чтобы между ними не пролетела стрела. Четыре фигуры (ремня) ставили на переднем прицеле, а в центре обязательно ставилась главная фигура – «чурек» (сердце). Она представляла собой большую по размерам фигуру, сплетенную из множества дорогих ремней и мелких ремешков.

Второй вид стрельбы отличался от предыдущего тем, что целью были не ремни, а мишени, и расстояние между ними и стрелком было гораздо больше – от 200 до 300 шагов. В качестве мишени служила подвешенная шкура белого козла в виде бегущего зверя. Выигрывал тот, кто большее число раз попадал в грудную часть шкуры-мишени.
Иногда мишенью служил колобок, скатанный из козьего пуха, расположенный на возвышенности с таким расчетом, чтобы при попадании он откатывался. Победителям вручали призы.

Новшество Наадыма, привитое к празднику уже в современные дни – чествование лучших чабанов Тувы. Самые уважаемые люди республики сегодня – чабаны-тысячники, поголовье стад которых перевалило за тысячу.

Наадым для европейца выглядит как историческая реконструкция. На самом деле и хуреш, и скачки, и юрты – не игра, и не декорации. Вся экзотика и этника прибыли на праздник из районов Тувы, где большинство скотоводов продолжают жить по традиционному кочевому укладу, подчиняясь законам природы.

Кочевник создал свой микрокосмос — юрту, подражая природе, как модель макрокосмоса, отмечают ученые. Юрта своей формой не нарушает гармонии окружающего горно-степного ландшафта, органично вписывается в него, является как бы его продолжением, его частью, образом. Обращает на себя внимание своим естеством относительно окружающего мира и основной покрывающий материал юрты — войлок. Войлок саморегулирует микроклимат юрты, летом в ней прохладно, зимой тепло, стены из войлока дышат. Исходной точкой всего мироздания, его центром является сама юрта, малый круг, мир собственного бытия. К нему примыкал и другой круг — с хозяйственными постройками и загоном для скота, привязью для лошадей, источниками воды, подлесьем, где собирали дрова для огня. Далее следовали большие обширные круги окружающего пространства — горы, долины, степи, тайга — куда выгоняли скот на пастбища.

Напротив входа, в центре юрты находится очаг — семейный, хозяйственный и сакральный центр жилища. Очаг помещается в небольшой ямке на круглой, овальной площадке, огороженный жердочками или камнями. В холодные дни года в очаге постоянно, исключая лишь ночное время, горел или тлел огонь. Очаг – сакральное место жилого пространства войлочной юрты. Существовало поверье о добром духе — хозяине очага — покровителе семьи.

Время освящения очага – поздняя осень. Этот древний ритуал кочевников, считавших огонь творцом жизни, так как он являлся источником тепла и уюта в юрте, с его помощью номады готовили пищу для всей семьи и гостей. Без него невозможно представить юрту и ее обитателей. Поэтому очаг считался священным местом в жилище, имеющим Хозяина. Чтобы задобрить его перед началом первого снега, обязательно освящали очаг. Зима — серьезное испытание для кочевника, жизнь которого целиком зависела от милостей природы. Могло быть всякое: жестокие морозы, глубокие снега, страшные болезни. Кочевники в душе верили, что благодаря освящению очага можно благополучно перезимовать. Считалось, что тех, кто не освящал очаг, может настичь беда. К обряду тщательно готовились. Юрту приводили в порядок, украшали разноцветными лентами. Вокруг очага сооружали новый пол, который красили ягодой брусники. В день освящения очага резали жирного барана. В давние времена очаг освящали шаманы.

Прежде чем приступить к угощению, шаман желал хозяевам юрты всяческого благополучия в предстоящей зиме: чтобы люди и скот были целы и невредимы и не болели. Хозяева юрты брызгали молоко или араку в огонь и верхнюю жердь юрты, и при этом трижды произносили «Курай, курай, курай!» (да будет так). Очаг становился святыней и считалось, что всякие грехи обойдут его стороной.

Но пока царствует лето, плодоносная пора, и скотоводы празднуют Наадым, который, имея многовековые корни, оказался более устойчивым, чем другие традиционные праздники.

Использованы тексты Маадыр-оола Биче-оола, Монгуша Байыр-оола